Интересы, увлечения

СЕКРЕТ ТИХОЙ ЗАВОДИ

Помните, как мальчишки из «Сказок дедушки Рака» приходили в Тихую заводь и часами сидели на мостике, бросая камешки в воду и загадывая желания.

Вот и мне захотелось ощутить то спокойствие и умиротворение, которые дарит шелест камыша, шёпот ветра да шуршание листвы. Уединившись на деревянном мостике над полосой воды, провожаешь взглядом облака, приветствуешь внезапно выглянувшее солнце и думаешь о своём, о том, что можно доверить лишь небу.

«Они долго сидят в задумчивости, вглядываясь в водную гладь, словно видят там то, что скрыто от остальных глаз. Мальчишки не признаются в этом друг другу, стесняются, что ли, но, когда возвращаются с речки домой, их мамам и папам хорошо видно, что лица их стали более любознательными, теперь они стремились разобраться во всём, чего не понимали раньше.

Так в чём же секрет этой заводи, что в ней такого особенного?»

(С. Фадеева, «Тихая заводь». «Сказки дедушки Рака»)

ОСЕННИЕ ЛИСТЬЯ

«Часто осенью я пристально следил за опадающими листьями, чтобы поймать ту незаметную долю секунды, когда лист отделяется от ветки и начинает падать на землю. Но это мне долго не удавалось. Я читал в старых книгах о том, как шуршат падающие листья, но я никогда не слышал этого звука. Если листья и шуршали, то только на земле, под ногами человека. Шорох листьев в воздухе казался мне таким же неправдоподобным, как рассказы о том, что весной слышно, как прорастает трава.

Я был, конечно, неправ. Нужно было время, чтобы слух, отупевший от скрежета городских улиц, мог отдохнуть и уловить очень чистые и точные звуки осенней земли».

Константин Паустовский. «Жёлтый свет»

В осенние шуршавчики можно зарыться поглубже и спрятаться, изображая холмик из вороха собранных листьев. Попробуй-ка найди!

С ними можно играть солнечными деньками, устраивая кружащиеся листопады. Скажу вам по секрету, они отличные танцоры.

Ими можно укрываться и согреваться, будто тёплым лоскутным одеяльцем, чувствуя себя настоящим бурундучком, впадающим в спячку. Задумались? Только не проспите зиму.

ВЫСТАВОЧНОЕ НАСТРОЕНИЕ

Осенняя пора — это всегда выставочное настроение, неспешное единение с собой, своими мыслями. Время, когда можно побеседовать с полотнами ныне живущих художников и мастеров ушедших лет, посоветоваться, задать им вопросы, ответы на которые уже давно внутри нас, осталось лишь вычленить их из подсознания среди неразберихи, суматохи будней, страхов и эмоциональных треволнений.

Картины только кажутся безмолвными. Просто они устанавливают с нами связь не словом, а цветом, тенью и светом. Это мудрые учителя, преданные друзья, любящие сердца. Нужно всего-навсего научиться их слышать.

В ОЛЬГИНСКОЙ У ВОДЫ

Есть удивительные места — они, как люди — готовые принять нас без приглашения и лишних слов. Выслушать с участием и посидеть обнявшись в тишине. Протянуть тёплую ладошку, чтобы мы склонили голову в ложбинку мягкой ткани с убаюкивающим названием «Я рядом».

И вдох за вдохом наше существование вновь начинает обретать смысл, волшебный и неповторимый, как и сама жизнь.

ЗАПРУДА ВОЗЛЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО ПЛЯЖА АНАПЫ

Будучи малышкой, я очень любила запруды. Там было тихо, спокойно. Казалось, ничто и никогда не может ворваться в кроткую безмятежность постоянного, бесхлопотного, молчаливого.

Волны здесь нечасты и вызваны, как правило, лишь резким движением клюва по воде токующего селезня, его носовым свистом да фонтаном поднимаемых брызг.

Ускорение твоему кораблику из грецкой скорлупы придаст плавное движение лебединого крыла. Гаванью послужат зелёные камыши, готовые приютить всю детскую флотилию. Жучки, паучки и стрекозы станут вертолётами-спасателями для всех, у кого по-прежнему фантазия запускает удивительные процессы нашего сознания.

© Текст, видео: Светлана Фадеева, 2019 год

МОНОХРОМ

Чёрно-белые фотографии почти медитативные, они вызывают отрешённость от реального мира и погружение в себя.

Это начало начал, отправная точка. Бессознательная задержка дыхания. Творческая идея, неуспевшая оформиться в мысль.

У чёрно-белых фото свой эмоциональный фон — глубокий и философский.

Детали не отвлекают от целого, работает механизм свободных ассоциаций.

Мир изобилует подробностями, а порой так хочется додумывать, домысливать, воображать.

«СОЛОВЬИ». РАССКАЗЫ О ПЕРВОЙ ЛЮБВИ. 1986 ГОД

Это книга удивительная. Листочки её хочется не перелистывать, а едва касаясь подушечкой пальца уголка, осторожно переворачивать в каком-то трепетном предвкушении.

Как же мастерски передана атмосфера тех лет, как филигранно раскрыта тема первой любви, что тёплая нега разливается внутри — и вот уже я примеряю образ девочки Саши, которую папа отпустил на каток с суворовцем Володей. Он терялся, отводил глаза, спотыкался на каждом слове, но какой же он был настоящий:

«Первый раз в моей жизни я катаюсь с девочкой за руку, оберегая и защищая её... Мне вдруг показалось, что все как будто чего-то ждут от нас, от меня, чего-то необыкновенного и красивого, раз уж если не я, то моя форма была такая красивая и необыкновенная...» (Георгий Баженов «Другу смотри в глаза»).

Никогда прежде у меня не было такого ощущения полного совпадения с героями.

Они сами не понимают, что происходит, не могут мысли облечь в слова. А надо ли? Только учащённо бьётся сердце на пороге чего-то нового, манящего и притягательного.

И как хочется не растерять то ощущение «первости», нежности и любовной сладости.

Порой мы забываем, о чём говорили с человеком, но хорошо помним те ощущения, что испытали, находясь рядом с ним.

Нам дороги те, с кем можно повернуть вспять время, глядеть на звёзды в тишине, слушать ночь, потрескивание сухих веточек в костре да завывание ветра в степи, ёжась и кутаясь в его / её горячее сердце. Когда перед вами открывается какая-то другая жизнь, другие звуки и неясное, внезапно нахлынувшее чувство. Лес становится гуще, поле бескрайним. Вы вместе познаёте природу и весь мир.

Нам дороги те, с кем можно, как в детстве, совершать новые открытия и делиться ими друг с другом, словно вы первооткрыватели, и никто доселе не мог и вообразить ничего подобного.

Прожив историю с героями Евгения Носова, понимаешь, каково это — иметь секрет, только между вами. Для всех мир остался прежним, а ваш изменился до неузнаваемости. Вы носите в сердце какое-то сокровенное знание, неведомое никому.

АРБУЗНОЕ НАСТРОЕНИЕ

На юге произрастают самые вкусные, сочные и сладкие арбузы на свете. Они бывают разных форм, цветов и размеров.

Арбузные развалы запечатлевают художники, с ними фотографируются туристы, их привозят, как съедобный сувенир.

Спелые скибки полосатого арбуза вызывают воспоминания, которые накатывают мягкими, тёплыми волнами, обволакивая нас образами раннего детства: это сладостный, ни на что не похожий аромат, вязкая, тягучая жара на палящем южном солнце и мирно пирующие осы.

Знаете, каково это — присесть на выжженной зноем сухой земле в окружении снопов сена и степных трав, вырезав походным ножиком мякоть из сердцевины, и беспечно глядеть на падающие под ноги семечки с надеждой, что именно на этом месте вырастет новенький пахнущий арбузёнок, а вместе с ним вернётся наше детство?..

ВЕЧЕР С РОЗОВЫМ ФЛАМИНГО

Когда ты маленький, достаточно, чтобы ненастный день подошёл к концу, ты свернулся калачиком под одеялком и погрузился в сон. И все грустинки и грустяшки останутся там, за воротами прошлого дня. Утром ты откроешь глазки, улыбнёшься миру и вновь почувствуешь себя беззаботно счастливым.

Повзрослев, хочется по-прежнему носить с собой то самое одеяльце, под которым все печали и проблемы растворяются под покровом ночи. Может, у кого осталось ненужное?.. Мы приплывём за ним с розовым фламинго...

МАРТОВСКИМ ДНЁМ В СТАРОЧЕРКАССКЕ

Холодным мартовским днём природа, на удивление, приветлива и радушна. Быть может, безлюдное одиночество за зиму усыпило бдительность, обнажив внутреннюю красоту.

Несмотря на степной ветер, столь подходящий для тестирования штормовых палаток, да мрачные серые тучи, готовые за пару-тройку секунд заволочь всё небо, что-то особо притягательное витает в воздухе.

И это лишь усиливает остроту момента, неповторимого ощущения здесь и сейчас.

СОЛНЕЧНЫЙ ДЕНЬ В ХОРОШЕЙ КОМПАНИИ

Есть романтические прогулки вечерами, когда всё вокруг окутывает полумрак, приветливо зажигаются огни, и кружащиеся снежинки приглашают на белый танец под звуки завывающего ветра.

А есть яркие безоблачные дни, которые так хочется провести в хорошей компании, греясь в лучах весеннего солнца, вдыхая запах почерневших проталин, радостно слушая хлюпанье травяного покрова в лужицах талого снега. Там зарождается новая жизнь, новая история.

НА СВИДАНИИ С ГОРОДОМ

Я люблю беседовать с городом, тет-а-тет, поздним вечером. Когда мало прохожих, редки проезжающие авто. Между вами устанавливается связь, едва уловимая внешним миром. И вы делитесь своими мыслями, чувствами или просто молчите вдвоём.

Так прекрасно, когда вам есть о чём помолчать. Об остальном расскажет вьюга, колючие снежинки, опускающиеся вам на щёки, нашепчет просвистевший ветер.

Увидимся ль мы снова? Непременно: есть вещи, которые делают нас счастливыми.

СКАЛОДРОМ «ТРАПЕЦИЯ», МИНСК

Цицерон говорил: «Я никогда не бываю так занят, как в часы своего досуга».

На скалодроме «Трапеция» действительно есть чем заняться. Здесь можно отдохнуть как физически, так и психологически. Незабываемые впечатления, много веселья и радостных эмоций вам обеспечены.

Тем более что скалолазание — это ведь постоянное движение вверх не только по скалам и уступам, но и к намеченной цели или мечте. А потому, чем бы вы ни занимались, помните о том, куда вы движетесь и в какую точку хотите прийти.

РОСТОВСКАЯ СКАЗОЧНИЦА СВЕТЛАНА ФАДЕЕВА В РЕДАКЦИИ ГАЗЕТЫ «КРЕСТЬЯНИН»

Есть в редакциях газет какая-то едва уловимая, почти неосязаемая вуаль спокойствия и безмятежности. Эти периодические бумажные издания, в отличие от своих электронных кузенов, излучают стабильность и консерватизм, так стремительно убегающие от нас в ускоренном ритме настоящего.

Застывшие в веках слова, мысли, которыми полны чернильные строки на выцветшей бумаге. Их поглощали за утренним кофе господин SS и госпожа NN.

И именно здесь, в газетной редакции, где ведётся непрерывная городская летопись, где события и явления, замешанные на истории и традициях, служат сцепкой поколений, мне часто вспоминается Золя.

Почему он? Быть может, потому что речь о Париже и проведённом там Книжном Салоне.

Или оттого, что люблю стиль Золя-журналиста и публициста, для которого так характерны ясность мысли и простота изложения.

Или вследствие того, что он так виртуозно сочетал журналистскую работу с художественным творчеством, и его бытовые зарисовки и небольшие заметки актуальны и в наши дни, а статьи по вопросам литературы и искусства из сборника «Мой салон» (1866) прольют свет не только на, казалось бы, далёкое прошлое, но и послужат яркой иллюстрацией столь значимого для каждого из нас настоящего.

Быть может, по причине того, что поддержал Золя движение художников, которых впоследствии назовут «импрессионистами», раскрывающими суть мгновения, помогающими передать жизнь в её чувственной, непосредственной форме — в отражении своих впечатлений.

Или благодаря тому, что не побоялся в открытую выступить против дела Дрейфуса и напечатал об этом многочисленные статьи в прессе, чем навлёк гнев правящей верхушки и подвергся судебному процессу.

Всё это и многое другое даёт возможность ощущать в редакциях его незримое присутствие, его оценочный взгляд, стремящийся понять, насколько мы продвинулись за полтора столетия и «... как глубока пропасть между элитой — лучшей частью нации и людьми, правящими страной!»

ИЗБУШКА ИЗ СКАЗКИ

Километрах в ста к северо-востоку от Минска стоит сказочная избушка — на самом краю леса.

Вроде бы ни от кого не прячется, но мало кто её видит.

Всегда появляется там, где ей рады.

Маленькая, аккуратная, будто из волшебной сказки.

Постучаться я не решилась. И не потому, что нелюбопытно. Просто казалось, что там, за этими деревянными дверками, творится что-то волшебное, что-то такое, что может происходить в этом лесу только сегодня.

Интересно, что бы это могло быть?

ПУТЬ ИЗ КАЛУГИ В ВЯЗЬМУ

25 февраля 2018 года, 10.30 утра. На дворе -24 °С, и наш автомобиль въезжает в русскую зимнюю сказку, поскрипывая колёсами, встретившимися со свежевыпавшим снегом.

Дорога неблизкая, медлить не приходится — едем со скоростью около 100 км/ч.

Да-да, именно с таким звуком проносишься мимо заспанных деревьев. Они ещё не решили, как нас встретить. И ты размышляешь, кто из них рад, а кто недовольно бурчит, стряхивая оседающую на ветвях снежную пыль из-под колёс.

Простите нас за то, что невольно растревожили вашу утреннюю пастораль, так недостающую нам в повседневной жизни.

И спасибо за возможность оказаться на зимнем полотне И. И. Шишкина, воспевавшего русский лес, его величие, мощь и красоту.

© Текст, видео: Светлана Фадеева, 2018 год

ЗИМА. ЁЛКА. ДЕТСТВО

Ёлка у нас дома всегда стояла до Крещения.

Почти за месяц дерево становилось неотъемлемой частью не столько интерьера, сколько нашего внутреннего мира.

Оно возвращало в те времена, когда быть частью природы было так естественно, что никто об этом не задумывался. Опираясь на живой ствол, мы ощущали себя его продолжением. Ноги мощными корнями уходили в землю, а головка тянулась высоко к макушке, к солнышку.

Мы с детворой забиралась под ёлку, и мир, тот, другой, за её пределами, переставал существовать.

Укладываясь на полу, мы смотрели на большие раскидистые ёловые лапы снизу вверх и думали о том, сколько всего удивительного ждёт нас впереди.

А когда наступала пора убирать ёлки, родители бережно выносили их во двор и собирали в большую кучу. Спросите: «Зачем?» Теперь уж и не вспомнить. А может, это были вовсе не они. А мы, крохотные клопы, нежелавшие отпускать чудо?..

И вот там, в еловых зарослях, строя себе халабуды и укрытия, мы пропадали до конца февраля.

Взлохмаченные и растрёпанные, с прилипшими к подошве прошлогодними листьями, мы походили на сонных ежат, растревоженных до наступления весны.

Руки, ноги — всё тело были исколоты. От нас пахло свежестью, морозом и хвоей. Это было наше детство.

МЫСЛИ В ТРАМВАЕ

Друзья, а как вы относитесь к трамваям? Я не об их пользе и заботе об экологии, что, безусловно, важно. Я о другом. Вызывают ли они у вас какой-то внутренний монолог? Приходилось ли вам под мерный стук колёс, глядя в окошко, находить время для беседы со своим латентным «я»?

Порой в трамваях, будто на восточном рынке: шумно, многолюдно, всё наполнено жизнью и вместе с тем безразличием.

«“Один шанс из тысячи, — рассуждала она, — что ради меня он поедет этим трамваем... Ах! только бы не упустить эту радость...” Ей так и не довелось узнать, ехал ли в то воскресенье незнакомый юноша в шестичасовом трамвае и грустил ли оттого, что её там нет... Тяжёлые капли дождя разбивались о ступеньки крыльца, по которым она торопливо всходила, слыша позади себя шумное дыхание старика. Ах, как назойливы те, до кого нашему сердцу нет никакого дела и чей выбор пал на нас, в то время как мы их вовсе не выбирали! Посторонние люди, о которых мы не хотим и знать, чья смерть была бы нам столь же безразлична, как их жизнь... Между тем они-то и заполняют наше существование» (Франсуа Мориак).

раздные разговоры, случайные попутчики, детское многоголосье и старческое покашливание, брюзжание и тех, и других. Здесь можно выплеснуть рвущиеся наружу мысли, как грязную воду из ведра, ведь путь недолог — стыд и укоризна за неловко брошенные вызовы, двусмысленно произнесённые слова успеют настигнуть лишь на ступеньках трамвая да по дороге домой — время упущено.

И всё-таки они привлекательны, эти трамваи, романтичны и по-своему безразличны. Они заглушают наши голоса, но дают возможность в замкнутом переполненном пространстве почувствовать себя одним целым со Вселенной.

И почему-то именно в трамвае я часто вспоминаю героев Мориака:

«И тут Дени задрожал с головы до ног, как молодое деревцо на ветру. Даже не оттого, что перед ним лежал мёртвый отец. Всё равно, это был покойник, мертвец, каким будут все: и я, и ты, и все люди. Смерть — единственная бесспорная истина, единственная достоверность. Как же это? Зачем по-прежнему ходят трамваи? Нужно остановить все поезда, вытащить из вагонов всех пассажиров, крикнуть им: “Да разве вы не знаете, что вас ожидает? Ведь вы все умрёте!” Зачем люди читают газеты, ищут в них, что случилось в мире? Какое это имеет значение, раз каждый обречён умереть? Перед этой вестью так ничтожны, так ненужны все газетные новости. Зачем чему-то учиться, раз завтра умрёшь и тебя, гниющую, разлагающуюся падаль зароют в яму. Вот она, одна-единственная истина… А если и есть что-нибудь ещё, мы этого не знаем. Мы убеждены лишь в одном — существует смерть. Религии, социальные системы — что это такое? Колонны, воздвигнутые на краю пропасти, чтобы придать видимость порядка и устойчивости клубам тумана и облаков, затягивающих зияющую бездну.

И он заплакал, но не об отце, а от страха перед непреложным законом, представшим перед ним с такой очевидностью … У людей есть всякие верования, они верят в то или в другое. А в смерть не нужно верить, её видишь воочию, собственными своими глазами, соприкасаешься с нею каждое мгновение, снимаешь перед ней шапку на улице…»

А что вам, ребята, приходит на ум под монотонное следование по параллельным прямым?

ВОЛШЕБНЫЙ ПАРОВОЗИК

Волшебные паровозики встречаются не только в сказках, но и на обычных ростовских улочках.

Они живые, двигаются, стучат колёсиками и пускают пар.

Пар этот не простой. Когда паровозик пускает в небо пятое колечко, нужно загадать желание, посадить его на паровой клубень и подуть на него изо всех сил.

Ветер подхватит облачный шар и отправит во Дворец желаний. Там все желания выстраиваются в ряд и ждут своей очереди. Как правило, первыми исполняются самые добрые и светлые.

Попробуйте и вы! У вас есть 20 секунд! Поехали!

ТЁПЛЫЙ УИКЕНД В ВИТЕБСКЕ

Этим летом мне удалось провести тёплый уикенд в Витебске.

На сей раз хотелось не только посмотреть сам город, который, безусловно, стоит того, чтобы его посетить, но и сравнить его с Минском. А то ведь порой случается так, что столица — это отдельное государство, и по ней нельзя судить обо всей стране.

Так вот и о Беларуси я решила составить комплексное впечатление, основанное не только на увиденном и пережитом в Минске.

И моё мнение будет кратким. Выразить его можно одним предложением: «Витебск — это младший брат Минска».

Кто бывал здесь, меня поймёт. Для тех, кто только собирается познакомиться с прекрасной страной Беларусью, поясню.

ГАЗЕТА «ВЕЧЕРНИЙ РОСТОВ». ПУТЬ НАВЕРХ

Из дальних странствий возвратясь...

О своей дороге к высочайшей точке Европы — Эльбрусу.

А. С. ПУШКИН «ЗИМНЕЕ УТРО». НА ВЕРШИНЕ ЭЛЬБРУСА

Мотивация — вот что помогает превозмочь себя, когда кажется, уже никто и ничто не сдвинет тебя с места.

Стихотворение А. С. Пушкина «Зимнее утро» было первым, выученным мною вместе с дедушкой. Для трёхлетней малышки произнесение «под голубыми небесами великолепными коврами» было почти магическим заклинанием, возможностью перенестись в описываемую поэтом реальность. Прошли годы. Уж давно нет со мной дедушки, но томик Пушкина ничуть не постарел.

ЭЛЬБРУС. ВОСХОЖДЕНИЕ. ФОТООТЧЁТ

... Чтобы вновь пожелать высоты.

ЭЛЬБРУС. ВОСХОЖДЕНИЕ

По приезде домой прошло три недели. Самое время отправить снаряжение в зимнюю спячку и вымолить прощение у ни разу не надетых купальников, пока ещё теплится песок у стынущего моря.

Если бы не горное притяжение, обратное земному, — не вниз, а вверх.

Не осталось горячего желания подняться на гору, на смену сильному эмоциональному возбуждению пришло спокойствие, то самое, что даёт новые силы, взращивает внутреннюю уверенность, помогает трезво смотреть вперёд и под ноги. Это не было спокойствием, граничащим с равнодушием и безучастностью, но спокойствием, обретённым после долгих часов тренировок как тела, так и духа.

ЭЛЬБРУС. АККЛИМАТИЗАЦИЯ. ПОПЫТКА ПОДЪЁМА НА ЗАПАДНУЮ ВЕРШИНУ. ФОТООТЧЁТ

Фотоотчёт о желании сравняться с высотой горы.

ЭЛЬБРУС. АККЛИМАТИЗАЦИЯ. ПОПЫТКА ПОДЪЁМА НА ЗАПАДНУЮ ВЕРШИНУ

Поражение поднимает, возносит нас над любой победой.

Усилия наши не пропали напрасно, если привели к поражению, — тем самым мы одержали победу над страхом поражения.

Чувствовала ли я в себе силы подняться на высочайшую точку Европы? Я опасалась честно ответить себе на этот вопрос.

Я, как и многие, боялась проиграть эту невидимую битву с самой собой, чувствовала в себе слабость, уязвимость, искала оправдания психологической неготовности к успеху.

Почему так трудно принимать поражения?..

Пусть плохая погода, пусть тяжёлые условия, но только не собственное «не могу».

СОЛНЕЧНАЯ СТРАНА, ПРИВЕТЛИВЫЕ ЛЮДИ — ИЗРАИЛЬ ПОД ВЗГЛЯДОМ УВЛЕЧЁННОГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА AB INTRA

Мой рассказ похож скорее на лоскутное одеяльце, сотканное из небольших фрагментов-впечатлений, составленных во время посещения страны, не похожей ни на одну из тех, где мне посчастливилось побывать до сей поры.

Остановлюсь лишь на внутренних ощущениях от пребывания, всё остальное — что посмотреть и куда пойти — отлично изложено в путеводителях, да и визит мой, в общем-то, не носил туристический характер, а потому всё увиденное стало лишь приятным дополнением к основной цели поездки.

ЧЕМПИОНАТ МИРА ПО БИАТЛОНУ 2015. КОНТИОЛАХТИ. ФИНЛЯНДИЯ

Со 2-го по 16-ое марта в небольшом финском городке Контиолахти прошёл Чемпионат Мира по биатлону 2015.

В прошлом году мне уже доводилось быть здесь на этапе Кубка Мира.

А теперь представилась возможность в течение двух недель наслаждаться финской природой и зрелищностью спортивных состязаний.

СПЕКТАКЛЬ «ДВОЕ НА КАЧЕЛЯХ» ПО ПЬЕСЕ АМЕРИКАНСКОГО ДРАМАТУРГА УИЛЬЯМА ГИБСОНА

19 марта в Ростовской филармонии прошёл спектакль по пьесе американского драматурга Уильяма Гибсона.

Действующих лиц в картине лишь двое: Гитель и Джерри, образы которых великолепно раскрыли на сцене Татьяна Арнтгольц и Григорий Антипенко.

Спектакль начинается сценой неудачной попытки самоубийства Джерри, молодого, успешного адвоката, пресыщенного роскошью и благами жизни и остро переживающего развод с женой. Его движения в оконной раме нарочито вычурны, отчасти комичны, лишены естественности и отчаяния. Даже в этом, казалось бы, драматичном моменте зритель уже видит, с каким самолюбованием и позёрством решил свести счёты с жизнью главный герой.

ИВАН АНДРЕЕВИЧ ЯЗЕВ И ВИКТОР ГРИГОРЬЕВИЧ ЛЕНЬ

Выставка «К 100-летию со дня рождения Ивана Язева и Виктора Леня»

Мы проводили ушедший год и с тёплой радостью встретили новый.

И его начало хочется посвятить миру красоты, образов и красок.

2014 год стал юбилейным для двух донских художников — Ивана Андреевича Язева и Виктора Григорьевича Леня, в честь 100-летия которых в Музее Современного Изобразительного Искусства на Дмитровской в Ростове-на-Дону была организована выставка работ мастеров, объединённых не только творчеством, но и дружбой.

ПРИЭЛЬБРУСЬЕ. ТРЕКИНГ В ОКРЕСТНОСТЯХ. ПОДЪЁМ ОТ ПОЛЯНЫ АЗАУ ДО «ПРИЮТА 11-ТИ». ВЫХОД К СКАЛАМ ПАСТУХОВА

Небольшое разведывательное путешествие в Приэльбрусье. Пешие прогулки в окрестностях, высотные подъёмы к станциям «Старый кругозор», «Мир», «Гара-Баши», ночёвка в «Бочках», подъём к «Приюту одиннадцати», выход к скалам Пастухова.

Водопад «Девичьи косы», легендарный советский рюкзак и красивейшие горные вершины.

ВЫЕЗД НА ПРОХОРОВСКИЕ СКАЛЫ

Нехарактерный для Ростовской области пейзаж — Прохоровские скалы.

Кругом степные просторы с молчаливыми курганами, бескрайние поля, пойменные леса да пологие холмы, а тут вдруг — скала!

По-над скалой смешанный лесочек и река Кундрючья.

Отличное место как для прогулок, так и для скалолазания.

ВЫСТАВКА МИХАИЛА ШЕМЯКИНА В РОСТОВЕ-НА-ДОНУ

В Ростовском областном музее изобразительных искусств прошла уникальная выставка русского живописца, графика и скульптора, театрального художника, Михаила Шемякина.

В залах музея были представлены около 200 работ мастера, среди которых цветная литография, пастель, шёлкография, рисунок пером и скульптура.

БИАТЛОН КАК ПОИСК МОТИВАЦИИ И НОВЫХ ЦЕЛЕЙ

Сегодня хочу поведать вам не о творчестве, не о литературе, а о другой страничке своей жизни — об увлечении, в котором черпаю вдохновение, мотивацию, новые эмоции и стремления.

Всё это о биатлоне, где есть скорость и непредсказуемость, меткость и высочайшая концентрация, а также стихийность, с которой меняется ситуация на стадионе.

«КЛЮЧИ ОТ ДЕТСТВА». ФОТОВЫСТАВКА МИХАИЛА МАЛЫШЕВА

Эти милые создания — наши игрушки — те, что дарили нам радость, участвовали в безумных замыслах, утешали в минуты грусти и были преданными друзьями, ничего не прося взамен.

Что бы они нам сказали, если бы мы могли их понять?.. Думаю, многое, и это была бы одна из самых увлекательных бесед в мире.

Я же о своей игрушке поведала нашу с ней историю.